Главная / Важно знать / Что можно делать во время карантина, мнение вирусолога.

Что можно делать во время карантина, мнение вирусолога.

Авторитетный вирусолог и доктор наук Алла Мироненко рассказала в интервью журналу НВ о реальной картине распространения коронавируса в Украине, а также о том, что ждет страну в ближайшем и отдаленном будущем.

Мир перевернулся. Если всего пару недель назад самыми популярными личностями в Украине были политики, телеведущие и звезды шоу-бизнеса, а самыми влиятельными — опять же политики и большой бизнес, то теперь с пьедесталов их уверенно смещают медики и вирусологи.

Доктор медицинских наук Алла Мироненко заведует отделом респираторных и других вирусных инфекций Института эпидемиологии и инфекционных болезней имени Л. В. Громашевского НАМН Украины, причем 30 лет посвятила изучению массовых инфекционных заболеваний и считается докой в своей области. Именно поэтому к ней обратился НВ с самыми главными вопросами, связанными с коронавирусом.

— Есть несколько моделей регуляции распространения COVID-19. Украина выбрала модель жесткого карантина. Насколько, на ваш взгляд, она оптимальна для ситуации с распространением коронавируса в нашей стране?

— Надо понимать, что мы все равно не можем ограничить и остановить жизнь в стране навсегда. Все эти внешние ограничительные мероприятия не приводят к тому, что население становится более устойчивым к новому вирусу. Задача стоит — максимально растянуть процесс заражения во времени для того, чтобы квалифицированно и качественно оказать медицинскую помощь тем, кто тяжело заболеет. Ведь будет много таких, которые заболеют, но нетяжело. То есть в данном случае это, конечно, правильная тактика. Вопрос в том, насколько нас хватит, насколько хватит населения, ведь такие меры дезорганизовали страну. Кроме того, нам важно в этой ситуации подумать о средствах защиты для медперсонала. Потому что врачи тоже могут закончиться: как и остальные люди, они могут заболеть и уже дальше некому будет оказывать медицинскую помощь.

— Что на сегодня известно о вирусе и какая информация о нем обнадеживает — мутирует ли он в более легкие формы, может ли иметь сезонный характер?

— Сегодня устоявшихся знаний, конечно, ни у кого еще нет, а у нас в стране пока нет и практического опыта работы с ним. Но все инфекции, которыми можно заразиться природным путем, то есть либо через воздух, либо через съеденные продукты, либо через насекомых, — все они имеют сезонность. Исключение составляют только инфекции крови, которые передаются через переливание крови, инъекции или другим способом. Там нет сезонности. В нашей стране летом превалируют кишечные инфекции, а в холодное время года — респираторные. Есть большая надежда на то, что летом будет передышка, поскольку COVID-19 — это респираторная инфекция. Летом будут случаи, которых, конечно, не исключить, потому что вирус новый, но массовости не будет. Важно помнить, что карантин не дает иммунитета. Иммунитет можно получить двумя путями — переболеть и выздороветь или получить вакцину. Но вакцинацию делать пока нечем.

США и Гонконг уже начали клинические испытания разработанных вакцин. Мы еще не знаем, чем они закончатся. И даже если они и закончатся успешно, то мы должны понимать, что население Соединенных Штатов — 325 млн человек и определенная их часть — пожилые люди. А значит в первую очередь государство защитит своих пожилых людей. А продавать вакцины будут в том случае, когда уже их будет достаточно произведено. Также и остальные страны, которые этими вакцинами занимаются, будут спасать своих.

Украина производством вакцин не занимается. Когда-то было производство по старым технологиям, но по новым технологиям никто не решился вкладывать в это деньги.

Для бизнеса это невыгодная история. Ты вложил деньги, но либо не вернешь их никогда, либо вернешь частично через десять лет, если все сложится удачно. То есть тут нужны какие-то инвестиции или чтобы само государство вкладывало. У нас пока такой политической воли не было ни при одной власти.

Потому главная задача Украины — снизить количество тяжелых больных, максимально защищая пожилых людей. Дети и молодые люди — 80% населения — выходят из инфицирования без осложнений. То есть им не требуется госпитализация. Если 80% будут иммунными, то остальные 20% могут себя на их фоне чувствовать достаточно уверенно, поскольку передача возбудителя будет ограничена. А те случаи, которые будут лечиться, они не будут массовыми. То есть сейчас задача просто выиграть время.

 И все же сейчас много информации о том, что коронавирус существенно и быстро мутирует. Предполагает ли мутация, что формы протекания болезни становятся легче?

— Это биологический закон. Возбудитель, все равно — вирусный или невирусный, если он новый, всегда вызывает острое течение болезни. Дальше есть два выхода. Либо он, заразив большое количество людей, становится более адаптированным к организму и не вызывает значительного числа тяжелых форм, либо исчезает, поскольку его жертвы из-за острого течения болезни не успевают распространять вирус в популяции. Скорее всего, коронавирус идет по первому пути. А если так, то, мутировав в легкие формы, он закрепится в популяции и приобретет, например, сезонный характер.

Когда в 2002—2003 годах мы сталкивались с SARS, то заболевших было 8.000 человек, а умерло чуть меньше 1.000. Но поскольку течение болезни, вызванной этим вирусом, было тяжелым, а смертность высокой, он попросту исчез. Были завозы в другие страны, но это были единичные случаи. Вот так вот, как сейчас, — то, что мы имеем в Европе, в частности в Италии, в Испании, — такого тогда, к счастью, не было. Вероятнее всего, коронавирус дополнит те 200 известных нам, которые вызывают респираторную патологию.

— Мы видим совершенно разные цифры смертности от COVID-19 в Китае, Италии и Испании. Две последние страны — это страны с жарким климатом, большим количеством солнечных дней, хорошими условиями жизни. Чем обусловлена такая разница в количестве смертей? Вряд ли только зрелым возрастом итальянцев и испанцев?

— Количество стариков — действительно важный фактор. Кроме того, стереотипы поведения итальянцев и китайцев очень разнятся. Китайцы не бросаются обнимать друг друга, когда встречаются. А японцы вообще кланяются в пояс, держат дистанцию и не любят прикосновений.

Итальянцы, наоборот, очень любвеобильные, контактные. Учтите, что в Италии больше 60 млн людей живут на небольшой территории, в той же агломерации Милана. Там приличная плотность населения. Даже по сравнению с Украиной. И образ жизни — старики социально активны, они ходят в кафе, там общаются, то есть у них свой уклад жизни, отличающийся от, скажем, уклада жизни наших стариков. Но есть и общие черты: и в Италии, и у нас молодые люди часто делят жилье со своими зрелыми родителями, и это тоже фактор риска.

Доктор медицинских наук Алла Мироненко: Иммунитет можно получить двумя путями – переболеть и выздороветь или получить вакцину / Фото: Наталия Кравчук / НВ

— А если говорить о ситуации в Украине, на какой стадии эпидемии, если можно так говорить, мы сейчас находимся, на ваш взгляд, и каких цифр заболевших нам ждать?

— Пока что у нас все довольно спокойно. Ну, когда стали возвращаться наши гастарбайтеры, занос в страну все равно пошел. Но люди так или иначе ездят, общаются. Сейчас это прекращено по максимуму, но это же ненормальный жизненный процесс. Поэтому вопрос времени, когда и как будет развиваться эпидемия. Сейчас я бы сказала: мы находимся на самом начале подъема заболеваемости. А любая эпидемия имеет закономерность. Есть начало, есть подъем, потом пик, а потом спад. То есть вот до спада нам еще далеко. Говорить о том, сколько людей переболеет, я, честно говоря, не берусь.

Могу предположить только, что все-таки сезонность заболевания будет иметь место. До теплого времени как-то мы карантином дотянем. Летом будет передышка, а к осени мы должны быть готовы к тому, что у нас ситуация может опять обостриться. Ведь то, что мы спрятались, нас не спасет. В среднем эпидемии развиваются по такому сценарию, что им требуется около двух лет, чтобы пройти мир, при этом, в зависимости от сезонности, волны заболевания в разных полушариях могут чередоваться. Но нам все равно придется получить иммунитет. Пока в отсутствие вакцины в стране я вижу только один путь — переболеть. Другое дело, что защитить нужно стариков. Потому, если нам удастся сгладить кривую заболеваемости на осень, дать возможность пожилым людям болеть под качественным медицинским надзором и не повально — это будет хорошим результатом.

О Автор

Оставить комментарий

x

Читайте также:

«Погибнет еще много людей — это факт»

Почему мир оказался не готов к коронавирусу и как болезнь изменит все вокруг Во всем ...

Enable Notifications    Ok No thanks